alertmedalcalendarfacebookglassesinstagrammailnotes2odnolassnikirssstructuretwittervk
Другие порталы
22 мая
2017
15:57
268

Интервью начальника Управления Госохотнадзора Минсельхозпрода области Дмитрия Вачугова газете «Подмосковье сегодня»

БРАКОНЬЕРЫ ИСЧЕЗНУТ, ЕСЛИ ОБЩЕСТВО ИХ ОТВЕРГНЕТ

В ПОДМОСКОВЬЕ ЗА ГОД ОФИЦИАЛЬНО РЕГИСТРИРУЕТСЯ ДО СОРОКА УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ПРОТИВ БРАКОНЬЕРОВ.

НАЧАЛЬНИК УПРАВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОХОТНИЧЬЕГО НАДЗОРА МИНСЕЛЬХОЗПРОДА МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ, ГЛАВНЫЙ ГОСОХОТИНСПЕКТОР РЕГИОНА ДМИТРИЙ ВАЧУГОВ УВЕРЕН: БРАКОНЬЕРЫ ИСЧЕЗНУТ, ЕСЛИ ОБЩЕСТВО ИХ ОТВЕРГНЕТ.

- Дмитрий Дмитриевич, как часто в подмосковных лесах встречаются браконьеры? ­

- Ситуация с браконьерами у нас стабильно напряженная. Борьба с ними идет постоян­ная. Численность владельцев охотничьих билетов непре­рывно растет. На сегодняшний день в Подмосковье их выдано уже более 200 тысяч, только с начала этого года – больше че­тырех тысяч.

Упрощенный по­рядок выдачи билетов, когда будущим охотникам на слово верят, что они ознакомлены с Правилами охоты и охотмини­мумом, играет злую шутку – ча­сто люди выходят с ружьями в угодья и не знают, что там делать.

В ряде европейских стран стать охотником очень непро­сто. Качество же современного российского охотника с годами точно не растет.

- Настоящего, сознательно занимающегося грязным промыслом браконьера отдать под суд очень сложно. Приведите последние примеры, когда вашим охотинспекторам это удалось. ­

- Совсем недавно дошел до суда случай незаконной добы­чи трех лосей на территории Можайского района. Зимой во время охотничьего сезона, без разрешения на охоту группа браконьеров добыла трех ло­сей. Доказательства удалось собрать только на одного бра­коньера, он и оплатил в добро­вольном порядке иск на 600 ты­сяч рублей. По решению суда у него еще было конфискова­но оружие и ночной прицел.

В год у нас бывает 3 0­40 дел с при­знаками уголовного преступле­ния.

Незаконная добыча лося – это всегда признак уголовно­го деяния, за это могут и поса­дить.

В прошлом году помню еще громкое дело в Дмитров­ском районе. Тогда был задер­жан гражданин, который от­стрелял 15 бобров. Он оплатил 60 тысяч рублей администра­тивного штрафа и ущерб, который был оценен в 165 тысяч ру­блей. На бобров охотиться не запрещено, но только в сезон и с разрешением на охоту. А дми­тровский браконьер охотился весной, используя бедственное положение бобров. Их хатки и норы в это время затапливает половодье, и им негде спрятать­ся.

Вообще практически всех браконьеров объединяет вседо­зволенность, желание бросить вызов обществу, это крайне не­ приятные личности.

 - Браконьеры сейчас экипированы по последнему слову техники. Госохотинспекторы поспевают за ними? ­

- Стараемся. Благодаря руко­водству региона инспекция ос­нащается очень хорошо.

Совсем скоро, например, наши охотин­спекторы получат три новые лодки с подвесным мотором. В ходе рейдов и в повседневной работе нам часто приходится работать на воде.

А в прошлом году в распоряжение управле­ния поступил вездеход «Трэкол» на шинах низкого давления. Эта большая машина на огром­ных колесах, сделанная на базе УАЗа, проходит везде и не по­вреждает почву. Мы теперь по­­падаем в места, куда раньше вообще попасть не могли. Уже весной опробовали ее во время весенней охоты.

Подмосковные охотинспекторы все активнее применяют в своей работе квадрокоптеры и видеорегистрато­ры. В этом году в наше распоря­жение поступят еще несколько новых автомобилей – взамен выработавших свой ресурс.

Не хватает нам только инспекто­ров, но уже есть идеи, которые позволят увеличить их штат­ную численность.

- В последнее время много говорится о необходимости создания экологической полиции - новой силовой структуры, которая объединит различные надзорные ведомства в области природоохраны. Как вы думаете, поможет это победить браконьерство? ­

- То, что нам нужна сильная служба природоохраны, это безусловно. Но мне кажется, для настоящей борьбы с браконье­рами нужно еще, чтобы обще­ство в этом участвовало, было не толерантно к этому явлению и отторгало бы людей, которые незаконно охотятся.

В старые времена, если сход или общи­на решала не рыбачить во вре­мя нереста, никто и не рыбачил и не нужны были ни инспек­торы, ни штрафы.

Браконьер­ство ­ это социальное явление, нужна серьезная научная рабо­та, чтобы понять его, изучить и только потом принимать взве­шенные решения.

Что, напри­мер, мешает дачникам или де­ревенским жителям позвонить в МВД, увидев, как волокут лося из леса? Или магазины, кото­рые торгуют дорогой колбасой из дичи ­ тоже малоизученный вопрос. Оборот продукции охо­ты никак не регламентирован, и никто не знает, как осущест­влять за ней контроль.

И вооб­ще не понятно, на каком этапе заканчивается продукция охо­ты и начинается изделие из продукции охоты. Нужно ме­нять законодательство самым кардинальным образом, а не ограничиваться декларациями и повышением штрафов.

ОТДЕЛЬНЫЙ ВОПРОС - Дмитрий Дмитриевич, в Подмосковье периодически всплывают скандалы вокруг притравочных станций, где с особой жестокостью охотничьих собак натаскивают на диких животных. Как вы относитесь к таким «знакомствам» диких и домашних зверей?

- Сразу скажу, притравочные станции - вне компетенции Госохотинспекции. Мы сталкиваемся с владельцами собак только в угодьях, при осуществлении ими охоты. А станции – это, скорее, сфера содержания животных в неволе. Хотя к нам периодически поступают жалобы на их деятельность. Мы такие обращения перенаправляем в природоохранную прокуратуру или в органы внутренних дел, потому что жестокое обращение с животными - это статья Уголовного кодекса.

 На некоторых подмосковных станциях действительно содержат порой лис, волков и даже медведей, не заботясь о них, без ветеринарного обслуживания и полноценного кормления. Знакомство с диким зверем в обучении собаки играет определенную роль. Контролируемые тренировки охотничьих собак и ловчих птиц всегда были в русской традиции. Но с точки зрения современного горожанина, это и раньше выглядело достаточно сурово и жестоко - таков конфликт между современным и традиционным.

 - Можно ли вообще обойтись без этих притравочных станций?

- Про то, как натаскивать собак, написаны тонны литературы. От себя могу сказать одно - если человек занимается обучением собаки и много охотится, то, как правило, она начинает хорошо и эффективно работать без всяких дополнительных притравок.

В Подмосковье есть заядлые охотники с лайками, фокстерьерами, таксами, особенно много со спаниелями, и далеко не все они пользуются притравочными станциями.

 Я не могу однозначно сказать, нужны эти станции или нет, но в любом случае человек, который содержит диких животных, должен обеспечивать хорошее отношение к ним, независимо от того, какую цель он преследует. К сожалению, на многих современных притравках в последнее время все больше присутствуют элементы шоу, устраиваются какие-то показательные бои. Вот только к охоте это не имеет никакого отношения.

С начала года в Подмосковье прибавилось более 4 тысяч охотников.

В прошлом году в Дмитровском районе был задержан гражданин, который отстрелял 15 бобров.

Незаконная добыча лося – это всегда признак уголовного деяния, за это могут и посадить.

Беседовала МАРИЯ КУЗНЕЦОВА